Повестки после митингов и проблемы на работе. Чем обернулись акции 21 апреля для ФБК и активистов

11
  • Елизавета Фохт, Андрей Захаров
  • Русская служба Би-би-си

Повестки после митингов и проблемы на работе. Чем обернулись акции 21 апреля для ФБК и активистов

Автор фото, KIRILL KUDRYAVTSEV/AFP via Getty Images

Акции в поддержку Алексея Навального 21 апреля прошли относительно мирно почти во всех городах страны. Тем не менее организаторы и участники протестов столкнулись с беспрецедентным давлением до и после митингов: Мосгорсуд ограничил работу структур Навального, полиция после шествий приходит не только к активистам, но и к репортерам, которые освещали протесты. А фигуранты "слитой" базы сторонников Навального столкнулись с давлением на работе и учебе.

Би-би-си рассказывает, чем митинги, которые сторонники Навального позиционировали как "финальную битву между добром и нейтралитетом", обернулись для их организаторов и участников.

Прокуратура приостановила работу "Штабов Навального". Сотрудники говорят об их ликвидации

Акции 21 апреля сторонники Навального объявили стихийно. Фонд борьбы с коррупцией (ФБК, признан организацией, полняющей функции иностранного агента) после январских митингов планировал организовать крупнейшие акции в истории страны. Для этого они собирали подписи на сайте "Свободу Навальному", где готовились преодолеть планку в 500 тысяч человек.

Ситуация изменилась после того, как сам Алексей Навальный объявил голодовку из-за недопуска к нему гражданских врачей. Вскоре после переводу в колонию ИК-2 в Покрове политик начался жаловаться на сильные боли в спине и онемение конечностей. Через адвокатов он передавал, что его не знакомят с результатами обследований и не назначают нужную терапию.

Ситуация обострилась в субботу, 17 апреля. Тогда соратники политика – лечащий врач Навального Анастасия Васильева и еще несколько докторов – заявили о его критическом состоянии. "Наш пациент может умереть в любой момент", – предупредил кардиолог Ярослав Ашихмин.

На следующий день соратники Навального, Леонид Волков и Иван Жданов, объявили, что не будут дожидаться 500 тысяч подписей (до планки не хватило несколько десятков тысяч пользователей) на сайте "Свободу Навальному". Они назначили акции на 21 апреля – на тот же день было запланировано ежегодное послание президента России Владимира Путина Федеральному собранию.

От намерения устроить акции сотрудники ФБК и штабов Навального не отказались и после того, как 19 апреля Навального перевели во владимирскую туберкулезную больницу ИК-3. Позже выяснилось, что на следующий день после этого политика осмотрели гражданские, а не тюремные врачи. Соратники оппозиционера подтвердили это только после проведения акций.

За день до митинга организаторы подали в мэрии городов уведомление о планах устроить митинги. Власти заявки не согласовали, а генпрокуратура предупредила об ответственности за призывы к массовым беспорядкам и участию в несогласованных акциях.

За исключением жесткого разгона митинга в Санкт-Петербурге, акции прошли относительно мирно. Но сразу после них власти предприняли действия, которые должны парализовать работу структур Навального.

Еще до акций прокуратура обратилась в Мосгорсуд с просьбой признать экстремистскими ФБК, Фонд защиты прав граждан (ФЗПГ) и "Штабы Навального". Если это произойдет, любое участие в работе этих структур вплоть до пожертвований и волонтерства может привести к возбуждению уголовных дел и реальным срокам.

В понедельник, 26 апреля, еще до начала рассмотрения иска по существу, прокуратура объявила о приостановке работы штабов.

"Поводом для принятия этих мер послужило то, что лидеры и участники фондов и "Штабов Навального" продолжают противоправную деятельность, в частности, проводят незаконные массовые публичные акции, что имело место, например, 21 апреля", – объяснили в прокуратуре.

На следующий день Мосгорсуд наложил ряд запретов на ФБК и ФЗПГ – до разрешения иска им нельзя организовывать митинги, участвовать в выборах и использовать вклады. По мнению Жданова, "решение ни на что не повлияет", потому что юридически фонд никогда не выступал организатором каких-либо акций или избирательных кампаний.

Но на работе региональных штабов действия прокуратуры уже сказались. Накануне в соцсетях штаб-квартир команды Навального в разных городах появились объявления о заморозке работы офлайн и в соцсетях.

"К сожалению, работать в прежнем формате мы больше не можем. Это небезопасно для наших сотрудников и наших сторонников", – говорилось в опубликованном заявлении. Глава штаба Навального в Новосибирске Сергей Бойко написал в "Фейсбуке", что "глупо ввязываться в бой, который не выиграть".

Речь фактически идет о ликвидации системы штабов, признала координатор штаба в Краснодаре Анастасия Панченко в разговоре с Би-би-си.

С повышенным вниманием силовиков и очередной волной задержаний столкнулись и конкретные сотрудники штабов во многих регионах страны.

После митинга полиция приходит к участникам, которых опознали по камерам

С давлением столкнулись не только структуры Навального, но и рядовые участники акций 21 апреля. Тех, кто вышел на митинг в Москве, не задерживали на месте, а стали привлекать к административной ответственности постфактум – на основе данных камер видеонаблюдения. Точно так же протестующих искали и зимой, писала Би-би-си.

Вечером 25 апреля в Москве задержали сразу несколько предполагаемых участников митинга.

Одним из них оказался известный врач-гастроэнтеролог Алексей Головенко, Ему вменили участие в несогласованной акции и сказали, что узнали его по записям камер видеонаблюдения, сообщало "ОВД-Инфо".

В понедельник, 26 апреля, в Москве задержали политика Леонида Гозмана и доставили в ОВД по Гагаринскому району. Там ему показали видео с камеры, которая, судя по всему, работает на фасаде одного из домов на Тверской улице, рассказал он Би-би-си. Теперь его обвиняют в участии в несанкционированной акции, говорил Гозман "Эху".

В такой же ситуации оказалась и мать журналиста Андрея Борзенко Анна. Полицейские пришли к ней домой, и сообщили, что она "зафиксирована камерами на митинге". После этого они попросили Борзенко "проследовать в отделение", предупредив, что от нее "не отстанут".

26 апреля для составления протокола за участие в несогласованной акции в полицию вызвали писателя Дмитрия Быкова. В своих письменных объяснениях он сообщил, что 21 апреля не выходил на митинг, а лишь гулял по центру Москвы. Быкова пригласили на еще одну беседу – есть ли у полиции кадры, указывающие на его участие в шествии, неясно.

Поводом для задержаний становились и фотографии, сделанные на митинге. Вечером 24 апреля возле своего дома был задержан оппозиционер Александр Соловьев. Ему вменили повторное нарушение правил митинга (ч. 8 ст. 20.2 КоАП). По его мнению, поводом для составления протокола стала шутка про Росгвардию в "Твиттере": к посту он прикрепил фото омоновцев с акции 21 апреля. Из-за этого полиция могла посчитать, что Соловьев участвовал в митинге.

За прошедшие выходные по всей стране были задержаны 35 участников акции протеста, которая состоялась 21 апреля, рассказал Би-би-си юрист "ОВД-инфо" Дмитрий Пискунов. Но пока сложно назвать, какую часть из них взяли на основании данных с камер, говорит он: юристы "ОВД-Инфо" познакомились еще не со всеми материалами. Но уже точно известно про четыре случая – два в Москве и два в Нижнем Новгороде.

В столичных материалах напрямую указано, что для поиска и доказательства вины задержанных использовалась система распознавания лиц, которую курирует департамент информационных технологий мэрии. Из нижегородских материалов непонятно, о каких именно камерах идет речь, говорит Пискунов. Однако известно, что в 2020 году в Нижнем Новгороде планировалось поставить 3 тысячи камер с возможностью распознавания лиц, сообщало правительство региона. Предполагалось использование той же технологии от компании NtechLAB, что и в Москве.

В Москве система распознавания лиц полноценно работает с начала 2020 года – в частности, к ней подключена большая часть камер, установленных в домофонах. Благодаря этому, например, мэрия может узнать, где ночует человек, даже если он живет не по прописке. Подъездные камеры, подключенные к системе распознавания лиц, делят всех входящих на группы "чужой" и "свой" – к "своим" относят тех, кто заходит в дом постоянно, рассказывал ранее Би-би-си экс-сотрудник мэрии, имевший отношение к работе над "Умным городом".

Повестки после митингов и проблемы на работе. Чем обернулись акции 21 апреля для ФБК и активистов

Автор фото, ГУ МВД по Москве

Чтобы отследить историю передвижения человека по городу, достаточно загрузить в систему его фотографию. На акции протеста 21 апреля в Москве, по оценке корреспондентов Би-би-си, сотрудники полиции в штатском вели видеосъемку происходящего в большем объеме, чем обычно. Теперь эти записи могут использоваться для поиска протестующих через систему распознавания лиц.

После митинга полиция начала приходить и к тем, кто, по мнению силовиков, призывал выходить на несогласованную акцию. Это произошло, в том числе, с заслуженным учителем России, историком Тамарой Эйдельман, к которой домой пришел участковый. Ей вменили нарушение ч. 2 ст. 20.2 КоАП России (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования). Статья предусматривает административный штраф.

Вечером 24 апреля полиция задержала члена Либертарианской партии России Сергея Бойко – его адвокат Мария Эйсмонт сообщила что это связано с постами Бойко, в которых, по мнению полиции, содержались призывы к акциям.

26 апреля Симоновский суд Москвы оштрафовал юриста ФБК Любовь Соболь на 300 тысяч рублей за повторное нарушение правил организации митинга, посчитав, что она призывала участвовать в акции во время эфира на "Эхе Москвы".

Силовики приходят к репортерам. Журналисты освещали акции по ужесточенным регламентам

Внимания силовиков после акции не избежали не только ее участники, но и журналисты, освещавшие митинги.

Этой зимой Дума ужесточила правила работы прессы на акциях протеста. Журналистов обязали носить "отличительные признаки", которые разрабатывает Роскомнадзор по согласованию с Росгвардией, МВД и Союзом журналистов России.

Одновременно депутаты ввели ответственность за использование чужой пресс-карты.

Окончательные правила утвердили в начале апреля – журналистов обязали носить крупные бейджи с указанием имени, фамилии и редакции, которая отправила корреспондента на акцию, а также яркие желто-зеленые жилеты с надписями пресса.

Но даже их использование не спасло некоторых репортеров от общения с полицией. 25 апреля сотрудники угрозыска пришли к журналистке SOTA Анне Лойко и вручили ей повестку о вызове на допрос из-за "участия в митинге". В ОВД "Можайский" ее задержали.

В рапорте, который показали Лойко, говорилось, что она участвовала в акции и выкрикивала лозунги. Редакция SOTA утверждала, что Лойко пришла на митинг как репортер и освещала его в специальной жилетке, с аккредитацией и редакционным заданием. В отделении полиции девушке стало плохо, ее увезли на КТ, а затем отпустили, отложив беседу на период после майских праздников.

Утром 27 апреля полиция пришла домой к корреспонденту "Дождя" Алексею Коростелеву. Его забрали в ОВД "Левобережный" для оформления протокола об участии в акции несмотря на то, что на митинге он работал как журналист: Коростелев 21 апреля выходил в прямые эфиры во время трансляции "Дождя", на этих кадрах видно, что на репортер носил специальную жилетку с надписью "Пресса".

В полиции журналисту показали два видео с акции, на одном из которых заснят неизвестный молодой человек в черном свитере, которого силовики считают Коростелевым. Позже они потребовали привезти в ОВД редакционное задание, а затем отпустили журналиста под обязательство о явке. У "Дождя" запросили информацию о том, действительно ли их сотрудник освещал митинг.

Позже главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов сообщил про визит силовиков к сотруднику радиостанции Олегу Овчаренко. Полиция потребовала от него явиться в отдел с пресс-картой и редакционным заданием, которое доказывает, что он освещал акцию 21 апреля.

Повестки после митингов и проблемы на работе. Чем обернулись акции 21 апреля для ФБК и активистов

Автор фото, Valery SharifulinTASS via Getty Images

Позже выяснилось, что силовики пришли и к корреспонденту "Комосомольской правды" Александру Рогозе. "К нашему журналисту, с которым мы работали на несогласованной акции, пришли участковые и увезли в отдел. Корректно, без жести. Видимо, попал куда-то на камеры, и его вычислили. В отделе очень удивились, что он журналист, взяли объяснения, редакционное задание и прочие, подтверждающие профдеятельность бумажки и отпустили с Богом", – описал ситуацию его коллега Александр Коц.

Ближе к вечеру участковый пришел к журналистке "Медузы" (признана в России организацией, выполняющей функции иностранного агента) Кристине Сафоновой. Он не сообщил, с чем связан его визит, и пообещал, что ей "позвонят", передает издание.

О ситуации с давлением на журналистов утром во вторник спросили пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова.

"Мы точно не знаем, с чем связана эта работа УВД и полиции. Вместе с тем я, наверное, могу предположить – там же был у нас случай, когда нежурналист находился на незаконном митинге с журналистским удостоверением, – ответил Песков, – . Это вопиющий совершенно акт… Подобные случаи – они провоцируют всю ситуацию".

Данные об участниках "слитой" базы сторонников Навального передали работодателям

На сайте ФБК "Свободу Навальному" сторонникам политика предлагали оставить электронную почту и отметить свое примерное местонахождение на карте России.

В ночь на 16 апреля часть тех, кто оставил e-mail, получила анонимные письма о том, что база сторонников "утекла". Почтовые адреса выложили в свободный доступ. Команда Навального признала утечку и принесла извинения "за доставленные неприятности", уточнив, что в "сливе" не было персональных данных кроме электронных адресов.

Глава штабов ФБК Леонид Волков объяснил утечку действиями якобы завербованного ФСБ бывшего сотрудника команды Навального. У него в ФБК забыли забрать доступ к логам почтового сервера. "Это полностью наша вина", – признал Волков.

В понедельник, 19 апреля, анонимы отправили зарегистрировавшимся новые письма, в которых обвинили соратников Навального "в обмане". В сообщениях были персональные данные владельца электронной почты, адрес регистрации и место работы. "Через несколько дней подобное письмо получит твой работодатель", – угрожали анонимы.

Тогда же в сети появилась база с персональными данными тех, кто регистрировался на сайте сторонников Навального. С файлом ознакомился основатель сервиса разведки утечек данных DLBI Ашот Оганесян. По его оценке, около 112 тысяч строк содержат такую информацию как фамилия, имя, отчество, дата рождения, домашний адрес и место работы человека, 52 тысячи строк – имена с фамилиями и номер телефона.

Речь идет об "обогащении базы", сказал Би-би-си Оганесян. Утекшие электронные адреса прогнали через базы персональных данных, которые ранее также утекали в сеть. По его словам, это делалось в автоматическом режиме.

По оценке источника, имеющему доступ к утекшим базам персональных данных, одним источников "обогащения" стала база с доходами москвичей за предыдущие годы, где указаны места работы.

После этого работодатели действительно начали получать письма о том, что их сотрудники собирались на митинги за Навального. Почтовые сообщения со стандартным текстом отправляли с неизвестных адресов.

"Привет, это нужно прочесть!, – говорится в письмах. – 16 апреля прокуратура города Москвы предложила признать ФБК и штабы Навального экстремистскими организациями. Это значит, что за их поддержку можно будет сесть на срок от 3 до 10 лет. Из-за разгильдяйства соратников Навального недавно в сеть утекла база людей, которые поддерживают экстремистов и помогают им деньгами. Среди них есть сотрудники вашей организации".

Отправители предупреждают работодателей, что если их сотрудники "не поймут, что нужно жить по закону", "компании, возможно, будет нанесен существенный репутационный ущерб и обеспечено пристальное внимание СМИ и контролирующих органов".

Би-би-си известно о как минимум трех компаниях, которые получили такие сообщения. Сотрудник одной из них (входит в топ-6 крупнейших частных работодателей в стране) рассказал Би-би-си, что в день митинга, 21 января, его вызвал начальник, занимающийся "внутренней и экономической безопасностью".

Повестки после митингов и проблемы на работе. Чем обернулись акции 21 апреля для ФБК и активистов

Автор фото, DIMITAR DILKOFF/AFP via Getty Images

"Он спросил, какое отношение я имею к "навальнистам". Сказал, что скоро могут к экстремистам приравнять. Я сказал, что когда признают, тогда поговорим уже", – рассказал Би-би-си Николай. Изменений в отношении на работе собеседник Би-би-си пока не заметил: "Только юмор от начальства в стиле "да уж, взяли на работу на свою голову".

В СМИ описывали и историю инженера-технолога филиала "СВАРЗ" (Сокольнический вагоноремонтно-строительный завод) Мосгортранса Яны Холодовой, которой на прошлой неделе неожиданно предложило уволиться начальство. Девушке не назвали причину, по которой с ней захотели расторгнуть контракт, но сама она связывала это именно с тем, что ее данные были в "слитой" базе.

"Сказали, что я и сама знаю за что. Ну, я лишь догадываюсь. После публикации моей истории в "Открытке" им написал ещё один человек и рассказал о подобном давлении на него и других сотрудников московского Дептранса. Тут уже пазл сложился окончательно", – сказала Холодова Би-би-си. После огласки в СМИ начальство передумало увольнять инженера.

На прошлой неделе телеграм-канал BAZA сообщил про увольнения в холдинге ВГТРК – по данным издания, руководство якобы решило расстаться с сотрудниками с оппозиционными взглядами. Собеседник Би-би-си, знакомый с ситуацией, сообщил, что под увольнения могли попасть те сотрудники, которые "засветились" в базе сторонников Навального.

В ВГТРК официально ситуацию не комментировали. В поддержку такой практики высказалась в своих соцсетях глава RT Маргарита Симоньян.

Проблемы возникли и у учащихся вузов. Перед митингом в поддержку Навального в деканат Томского государственного университета вызывали студентов, чьи данные нашлись в утекшей базе.

Причиной встречи стало письмо из местного управления МВД, в которых полицейские предупреждали о назначенной в городе несогласованной акции и просили "в кратчайшие сроки" организовать встречу со студентами. Их список был приложен к письму.

Как рассказали "Медузе" сами студенты, в день, когда должны были прийти беседы, у аудиторий дежурили полицейские. Им предлагали подписать предостережение о недопустимости правонарушений. Подписывать его по закону никто не обязан, но сотрудники деканатов настаивали на этом, говорили собеседники издания.

Источник: www.bbc.com

Comments are closed.