Активистку «Открытой России» Шевченко приговорили к условному сроку по делу о «нежелательной организации»

14
  • Тимур Сазонов
  • Ростов-на-Дону, Би-би-си

Активистку "Открытой России" Шевченко приговорили к условному сроку по делу о "нежелательной организации"

Активистку "Открытой России" Анастасию Шевченко приговорили к четырем годам лишения свободы условно за участие в деятельности так называемой нежелательной организации. Приговор вынес Октябрьский суд Ростова-на-Дону, на прениях прокурор требовал для подсудимой пять лет колонии.

До суда Шевченко провела два года под домашним арестом. В своем последнем слове она назвала дела, возбужденные против нее, "грязной политической борьбой".

"Свое участие в российском общественном движении "Открытая Россия" я никогда не скрывала. Наоборот, с гордостью везде об этом говорила. Поскольку я выступаю за открытый диалог власти и общества, за открытые дебаты, а не за пинки из-под запотевшего забрала, за открытые отношения с другими странами, за открытые и честные правила бизнеса, за открытые и настоящие выборы, за открытые и честные новости в СМИ, — сказала Шевченко в своем последнем слове. — В чем моя вина в таком случае? Я просто хочу, чтобы мои дети и ваши дети жили в чистом красивом городе, в стране, где соблюдаются законы и права человека. В стране, где нет политических репрессий" (цитата по "МБХ медиа").

Закон, запрещающий деятельность на территории страны иностранных неправительственных организаций, которые российские власти причислили к нежелательным, Госдума приняла в 2015 году. Шевченко стала первой обвиняемой в России по статье о "нежелательных организациях", несмотря на то, что российская организация "Открытая Россия" таковой признана не была.

Активистку "Открытой России" Шевченко приговорили к условному сроку по делу о "нежелательной организации"

В четверг утром перед зданием суда собралось несколько десятков человек — журналисты и люди, пришедшие поддержать Шевченко. Среди них были московский муниципальный депутат Юлия Галямина, бывший фигурант "московского дела" Самариддин Раджабов, телеведущая Ксения Собчак, политтехнолог Марина Литвинович, а также руководство "Открытой России".

Территория вокруг суда была заполнена полицией. Пока не началось заседание, сотрудники ГИБДД в громкоговоритель убеждали собравшихся не загораживать проезжую часть. Вдали стояли омоновцы, возле здания районной администрации неподалеку был припаркован автозак.

По словам Галяминой, она в частном порядке с дочерью приехала поддержать Шевченко, но, по ее сведениям, в Ростов прибыли и другие муниципальные депутаты из разных городов России.

"Я приехала потому, что считаю солидарность политически активных женщин очень важной, — отметила Юлия Галямина в беседе с Би-би-си. — Мы не должны бросать друг друга в трудную минуту. Мы все надеемся, что Анастасия хотя бы останется на свободе. На оправдательный приговор рассчитывать с нашим несправедливым судом не приходится. Анастасия не совершила никаких преступлений, и это чистое политическое преследование".

Поддержать Шевченко пришел и педагог, "Учитель года 2020" Александр Рябчук, ставший известным после того, как его вынудили уволиться из школы за участие в митинге сторонников Алексея Навального. После увольнения Рябчук вдобавок провел пять суток в спецприемнике.

Активистку "Открытой России" Шевченко приговорили к условному сроку по делу о "нежелательной организации"

"Для меня этот процесс означает, что власть вообще не терпима к другой точке зрения, — рассказал он в интервью Би-би-си. — Кругом все враги. Идет усиление репрессивного давления на гражданское общество, а я себя ощущаю его частью. И мой долг как гражданина — поддержать соотечественницу и показать, что она не одна. Это очень важно — когда я сам находился в спецприемнике, мы было очень приятно получать передачи и приветы от знакомых и незнакомых людей".

"Настя, Настя! Все будет хорошо! Мы с тобой!" — кричали в толпе, когда Анастасия Шевченко прибыла в суд.

Журналистов долгое время пускали в здание суда по отдельности, это заняло больше получаса, многие успели замерзнуть. В итоге представителей прессы разделили на две группы — часть отправилась непосредственно в зал судебного заседания, а остальные — в соседнее помещение, наблюдать за процессом по видеоконференции.

Не повезло ни тем, ни другим — судья так тихо читала приговор, что звука не было слышно ни в микрофон, ни вживую. Всю первую часть заседания журналисты толпились у аудиоколонки, пытаясь разобрать хоть слово.

Активистку "Открытой России" Шевченко приговорили к условному сроку по делу о "нежелательной организации"

"Великобритания… вина доказана…" — доносилось из колонки.

"Приговор будет обвинительным!" — шепотом предполагали журналисты.

Тем временем сторонники Шевченко, оставшиеся на улице, собирали подписи за ее освобождение.

Пока журналисты пытались расслышать хотя бы слово из приговора, адвокат подсудимой Сергей Бадамшин комментировал процесс в своем телеграм-канале.

В числе письменных доказательств, приведенных судьей, он упомянул, в частности, "результаты осмотров изъятого с обысков у ростовских активистов и компьютерных экспертиз содержимого их техники".

"Осмотры CD от эшников… — перечислял Бадамшин. — Комплексная политологическая экспертиза (не спрашивайте)… И мое любимое традиционное: "выемка из "ВКонтакте". Шел 2021 год".

Также в числе доказательств суд привел экспертизы видеозаписей из спальни Шевченко, писал адвокат.

"Я записала детям видеоинструкции"

Во время перерыва в судебном заседании Шевченко не отходила от мамы и своих детей. Дети прижимались к ней, обнимали и периодически ныряли рукой в привезенный Юлией Галяминой пакет с мармеладом.

В беседе с Би-би-си Шевченко рассказала, что вместе с семьей она "продумывала разные варианты" развития событий в случае обвинительного приговора.

"Дети остаются с папой, с бабушкой, — объяснила она. — Я в колонии. Такой план. Я записала детям видеоинструкции, они знают, как и что дома делать. Как снимать показания счетчиков, как платить за коммунальные услуги, как включать духовку, стиральную машину. Все же на мне было, пока я два года сидела дома [под домашним арестом]. Еще дети записывали на аудио мой голос, пожелания "Спокойной ночи" и всякие остальные вещи.

Активистку "Открытой России" Шевченко приговорили к условному сроку по делу о "нежелательной организации"

К пребыванию в колонии Шевченко тоже подготовилась: консультировалась в переписке с политзаключенными, уже отбывающими сроки. Помимо вещей и предметов обихода Анастасия собрала с собой тетради, "чтобы делать разные записи", и книгу Михаила Зыгаря "Все свободны".

"Обязательно буду писать из колонии публицистические заметки. Мне кажется, это будет интересный опыт, но хотелось бы его избежать", — объяснила она. В случае оправдательного приговора Шевченко планировала вернуться в политику.

Активистку "Открытой России" Шевченко приговорили к условному сроку по делу о "нежелательной организации"

Активистку "Открытой России" Шевченко приговорили к условному сроку по делу о "нежелательной организации"

"Вы же слышали, что сказала судья о моей деятельности? Там были дебаты, согласованный митинг, семинар. Я не вижу никаких проблем вернуться к этой деятельности. Я ни разу не нарушила закон. Глупо отказываться от всех своих прав — на собрания, на объединения с другими гражданами, на свободу слова… Нет, я не собираюсь".

"Изучим приговор — а дальше будем принимать решение"

После оглашения приговора Анастасия Шевченко сказала журналистам, что настаивает на своей невиновности, хотя признала, что условный приговор восприняла с облегчением. Также она поблагодарила активистов, пришедших ее поддержать, и журналистов, которые освещали процесс.

Адвокат Сергей Бадамшин сдержанно комментировал перспективы апелляции.

"Мы сначала изучим приговор, посмотрим, что там есть, а дальше уже будем принимать решение. Одно дело — слышать, а другое — смотреть на написанное. Слышно сегодня было плохо. Но я доволен тем, что Настя поедет домой к детям, а не в колонию, как планировал прокурор Пушнов. Это главное. Думаю, ее ближайший план действий — это дойти до ресторана и посидеть с семьей, без гостей", — сказал он.

"Да, я обещала сыну Мише, что мы сходим в кафе, — смущенно подтверждала Шевченко. — Но мне кажется, что у него уже не хватит сил. Маленький еще. Наверное, мы просто поедем домой".

"Что-о? — шутливо возмущалась ее старшая дочь Влада. — Что за пессимизм?"

Сегодня же с Анастасии Шевченко должны снять электронные браслеты, в которых она провела последние два года.

На улице Шевченко аплодисментами встретила толпа сторонников, которые простояли весь день у здания суда, ожидая приговора.

"Адвокаты Сергей Бадамшин и Сергей Ковалевич сделали все возможное, чтобы доказать невиновность человека, — прокомментировала Би-би-си итоги заседания председатель "Открытой России" Анастасия Буракова. — Думаю, ни у кого не осталось сомнений, что Анастасия получила наказание за деяния, которые не являются преступными или аморальными. Это с одной стороны. А с другой, я очень рада за близких Анастасии, что наконец они все будут дома, без томительного ожидания приговора. По сути, Анастасия отдувалась за всю "Открытую Россию". Ее выбрали первой. Ее следствие длилось дольше всех. И никто из нас не перестанет теперь занимать активную позицию, бороться с несправедливостью. Я думаю, мы должны продолжать это делать как минимум потому, что Анастасия за это пострадала".

"Российская организация не может быть признана нежелательной"

Изначально "Открытая Россия" была организацией, созданной бывшим владельцем компании ЮКОС Михаилом Ходорковским, который после освобождения из колонии покинул Россию.

Две организации с таким названием, зарегистрированные в Британии и связанные с Ходорковским (Otkrytaya Rossia и Open Russia Civic Movement — Общественное сетевое движение "Открытая Россия"), были внесены российскими властями в список "нежелательных".

Однако сама Шевченко настаивает, что имеет отношение только к российскому общественному движению "Открытая Россия", которое не является нежелательным. А две зарубежные организации под названием "Открытая Россия", которые были внесены в список "нежелательных", по словам защиты, юридически не зарегистрированы и не существуют.

Официальный представитель генпрокуратуры Александр Куренной в свое время заявлял, что признание "Открытой России" нежелательной организацией касается британской организации "Открытая Россия" и не отразится на работе [нового] российского движения с таким же названием. Несмотря на это, на активистов движения начали составлять административные протоколы по обвинению в осуществлении деятельности нежелательной организации.

В январе 2019 года, за пару месяцев до учреждения новой "Открытой России" (без участия Ходорковского), дошло и до уголовных дел — тогда у пяти ее активистов в Ростове, Казани и Ульяновске прошли обыски, а ростовской активистке, члену федерального совета движения Анастасии Шевченко было предъявлено обвинение и ее отправили под домашний арест.

"Уголовное дело от начала до конца сфабриковано. Никакой иностранной организации не существует, а российская организация не может быть признана нежелательной", — говорилось в заявлении федерального совета движения в связи с возбуждением дела против Шевченко.

17-летняя дочь Шевченко умерла в больнице, когда активистка находилась под следствием. Суд до последнего отказывал матери в свидании с дочерью, и лишь перед самой смертью следователь отпустил ее на два дня из-под ареста. После этого в нескольких городах России прошли акции "Марш материнского гнева". У Шевченко осталось еще двое детей.

Правозащитники предупреждали

Сторонники закона о "нежелательных организациях" говорят, что он необходим, чтобы предотвратить вмешательство извне в российские дела. Эта тема приобрела особую остроту для некоторых российских политиков в связи с вовлеченностью России в конфликт на Украине.

Критики Кремля указывают, что принятие такого закона направлено на подавление политической оппозиции в стране.

Активистку "Открытой России" Шевченко приговорили к условному сроку по делу о "нежелательной организации"

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Понятие "нежелательная организация" может интерпретироваться по-разному. Но в тексте закона делается упор на то, что такие организации представляют собой угрозу национальной безопасности.

Авторитетная правозащитная организация Amnesty International в 2015 году заявила, что этот закон лишает жизни гражданское общество в России, а правозащитники Human Rights Watch предупредили, что больше всего от этого закона пострадают не иностранцы, а российские граждане.

Источник: www.bbc.com

Comments are closed.